Степи священное сказанье...

Степи священное сказанье...

Шығарма туралы

Государственный академический русский театр драмы имени М. Горького уже очень давно известен своими замечательными постановками по произведениям казахской литературы. В их числе – «Султан Бейбарс», «Одинокая яблоня», «Последнее причастие», «Томирис – царица сакская». В 2016 году, к 25-летию Независимости Республики Казахстан, театр представил спектакль «Алпамыс-батыр» по мотивам одноименного казахского героического эпоса.

Поставленный Бекпулатом Пармановым, спектакль «Алпамыс-батыр», безусловно, одно из самых ярких событий уходящего года в театральной жизни столицы. Взяв за основу героический эпос «Алпамыс», режиссер создал спектакль-притчу о том, что каждому времени нужен свой герой. На первый взгляд, мысль не новая, хотя и многогранная, но Бекпулату Парманову удалось раскрыть ее новую сторону при помощи легенды, известной нам всем еще со школьной скамьи.

 «Алпамыс-батыр» - пожалуй, самый известный эпос тюркоязычных народов, изучением которого занимался в свое время выдающийся лингвист и литературовед Виктор Максимович Жирмунский. В 1941 году, находясь в эвакуации в Средней Азии, он начал изучать тюркские языки и одновременно приступил к системному изучению эпосов «Алпамыс», «Манас» и «Легенда о Коркуте». Но особенно близким для него оказался «Алпамыс», который, по его мнению, представляет собой «древнейший эпический сюжет из всех сохранившихся в творческой памяти народа».  Результатом его кропотливой работы стали замечательные монографии, две из которых посвящены «Алпамысу» - это «Эпическое сказание об «Алпамыше» и «Одиссее» Гомера» и «Сказание об Алпамыше и богатырская сказка». Благодаря ним весь русскоязычный мир смог наконец понять всю мощь эпоса, его истоки и историко-культурное значение: «Эпос – это живое прошлое народа в масштабах героической идеализации. Отсюда его научная историческая ценность и в то же время общественное, культурно-воспитательное значение» - В.М. Жирмунский.

Кроме Жирмунского, «Алпамыс» в разное время исследовали Мухтар Ауэзов (помогавший Жирмунскому в его начных изысканиях), Сакен Сейфуллин, Алькей Маргулан, Малик Габдуллин и Акселеу Сейдимбек. Кстати, перу последнего принадлежит прозаический пересказ «Алпамыса», который он выполнил в конце семидесятых годов, после восторженного приема его переводов «Илиады» и «Одиссеи» Гомера на казахский язык.

Мир искусства тоже не обошел своим вниманием эпос: в 1973 году композитор Еркегали Рахмадиев представил оперу «Алпамыс», о которой на страницах «Вечерней Алма-Аты» говорил: «Образ мужественного богатыря Алпамыса открыл мне отец. Среди десятков эпосов, которые он знал и пел, Алпамыс был для меня наиболее ярким, живым, зримым. Прошли годы и народный эпос вновь завладел моим воображением. События глубокой старины несли в себе во все времена и всем народам близкое: защита Родины, Отечества, борьба за мир и счастье народов. Мне захотелось изобразить и передать в музыке не только богатырскую мощь главного героя, а великую, неиссякаемую силу всего народа, создать большое героико-эпическое полотно».

Художник-график Евгений Сидоркин, как и Еркегали Рахмадиев, остался очарованным народным эпосом: «Алпамыс-батыр» – одна из красивейших легенд казахского народа. За двадцать с лишним лет своей работы я практически проиллюстрировал все казахские легенды. Это и «Козы-Корпеш и Баян-Слу», и «Кыз-Жибек», и «Камбар-батыр», и «Кобланды», и «Айман-Шолпан» и другие. «Алпамыс-батыр» как бы подводит итог – во всяком случае, пока – моих размышлений над эпическим наследием казахского народа».

Не так давно эпос об Алпамысе отметил свое 1000-летие, но истории известно поразительно малое количество постановок по его мотивам. В первую очередь, разумеется, потенциальных режиссеров пугал объем материала и многочисленные интерпретации эпоса. Не совсем понятно и то, как на сцене драматического театра разыграть все важные сюжетные перипетии, не утомив при этом зрителя. И, наконец, самое главное – как подойти к постановке литературного сокровища всего тюркоязычного народа, не оскорбив никого из наследников? Опасностей, подстерегающих любого, кто решится на постановку произведения такого масштаба, как «Алпамыс», не счесть. Немного перефразировав известную фразу, скажем, что и игра с эпосом стоит свеч – при удачном исходе в репертуаре театра будет спектакль, который абсолютно точно окажется долгожителем.

В случае со спектаклем совпало многое – и давний замысел режиссера, и стремление актеров к работе над эпосом, и значимая для каждого казахстанца дата – 25-летие Независимости: «Нынешний год – особенный для Казахстана, мы отмечаем 25-летие Независимости, и вполне естественно, что мы не могли миновать такую значимую дату, и долго искали подходящий материал. Наконец нашли – казахский героический эпос «Алпамыс», который является важнейшим культурным наследием всех тюркоязычных народов. Легенда об Алпамысе – это завещание нам всем, проповедование правильного духа, нравственности, патриотизма, героического начала. Есть спектакли проходящие, которые забываются сразу после премьеры, а нам хотелось сделать полноценный художественный спектакль, который будет жить на сцене долгие годы» - Бекпулат Парманов

Спектакль построен на символах, говоря языком науки – «коллективном бессознательном», – вещах, знакомых всем и каждому, которые всего-навсего требуется вспомнить, что для человека думающего не составит никакого труда. Арба, на первый взгляд являющаяся лишь декорацией, которая волей режиссера и художника становится то зинданом, в котором томится Алпамыс (Максим Ященко), то простой тележкой в ауле Байбори (Евгений Карачаров), если задуматься – и есть жизнь, ее вечное движение и развитие. Так и фигура Сказителя («Ерең еңбегі үшін» Денис Анников) в спектакле выполняет роль своеобразного символа, и представляет собой многовековую мудрость казахского народа. Подобным образом дело обстоит и со Старой Женщиной («Мәдениет қайраткері» Лариса Лебедева), которая «есть часть той силы», развивающей действие легенды и отчасти диктующей ее героям свои правила.

Возможно, зрителям, привыкшим к стандартной трактовке легенды об Алпамысе сначала будет немного странно видеть знакомых героев в новом амплуа, но он быстро привыкнет – и в первую очередь благодаря замечательным костюмам, созданным Юлдашем Нурматовым (Заслуженный деятель искусств Кыргызстана, обладатель государственной награды КР – ордена «Данк»). Вот что сам художник говорит о работе над костюмами: «В спектакле, конечно, важен национальный дух, и он есть, но что касается костюмов, то они, наверное, не относятся к определенному народу. Это костюмы тюркского народа, народа объединенного. Мы создали общий образ, можно так сказать. Наш спектакль рождается насцене, совместными усилия режиссера, актеров, художника. Он – живой организм, постоянно развивающийся». 

Даже пластика и стиль костюмов слились воедино: неспешные плавные движения девушек и длинные рукава их платьев, прикрывающие их руки, и создающие иллюзию крыльев. Гульбаршин (Наталья Маштакова) – наивная, трогательная, хрупкая, как молитву произносит имя своего возлюбленного, и тут же замолкает, словно боится, что ее услышат. Совсем другая Каракозаим (Екатерина Максим), привыкшая к тому, что все ее капризы исполняются, решительная и смелая, не простившая своему отцу предательства. И если образ Гульбаршин в силу своей завершенности не меняется в течение спектакля, то Каракозаим, полюбив Алпамыса, раскрывается перед зрителем с новой стороны. От избалованной ханской дочери не остается и следа: силой чуда первой любви расцветает все самое лучшее, что до сих пор спало в ней – чуткость, нежность, сострадание. Она отпускает батыра, не навязывая ему своих чувств, потому что понимает, что его счастье – в далеких краях, и ей там нет места.

Алпамыс в исполнении Максима Ященко – тоже нешаблонный герой, его поведение и образ разнятся с тем, что говорится в многочисленных версиях эпоса. Зритель должен понять главное: Алпамыс – не только воин, но и тот, кто доносит до своего народа вечные ценности, правильный подход к жизни, любовь к своей стране и бережное отношение к ней, милосердие и силу духа. В то же время образы Байбори (Евгений Карачаров), Аналык («Мәдениет саласының үздігі» Нина Дроботова) и Сарыбая (Болат Кирибаев) получились вполне традиционными, если не сказать – хрестоматийными. Нельзя не отметить антагонистов Алпамыса, талантливо сыгранных Данилом Хомко (Ултан), Александром Лукашевичем (Тайшик-хан) и Дмитрием Маштаковым (Караман-батыр).

«Алпамыс-батыр» –  спектакль, составные части которого невероятно крепко спаяны и перетекают одна в другую. Как было сказано вначале, его жанр – притча, отсюда неторопливость повествования и неспешность действий самих героев. То же самое можно сказать и о несколько хаотичных передвижениях актеров во время танцев, их речи, пересыпанной пословицами и поговорками казахского народа, и музыкальном оформлении, подготовленным Найлей Терехиной («Мәдениет саласының үздігі»). А самым трогательным моментом спектакля, по признанию многих зрителей, стало исполнение актерами песен «Жоктау» и «Туған жер».

Лейтмотивом спектакля, красной нитью проходящим через все происходящее на сцене, стала фраза «Степи священное сказанье». И действительно, историю, развернувшуюся на сцене горьковского театра, иначе и не назовешь – настолько глубокий и верный в ней посыл, все чаще, к сожалению, забываемый в погоне за современными и актуальными европейскими постановками. «Алпамыс-батыр» возвращает зрителю несметные сокровища его культуры, которые он примет и уже не сможет ни забыть, ни потерять.  

 

Галеева Наиля

  • Жанр: Спектакль
Бөлімдегі өзге туындылар Театр, кино және хореография
  • "Станция любви"
  • "Невеста для брата"
  • История состоявшейся ненависти
  • "Бойся, враг, девятого сына…"