16 Октября, 2019
Альмира Турсын о фильме «Томирис»: Счастлива, что исполнила эту роль

Большая премьера исторической картины «Томирис» режиссера Акана Сатаева состоялась в столице Казахстана 25 сентября 2019 года. Более двух с половиной лет продолжались работы над лентой. Зрители по достоинству оценили киноэпопею, ставшую одной из самых масштабных и ожидаемых в казахстанском кинематографе.

«Царица, рожденная возвеличить степь», - говорится в трейлере к фильму. История рассказывает о царице массагетов, правившей две с половиной тысячи лет назад. Её подвиг во имя своего народа был описан Геродотом, спустя сто лет. История жизни, борьбы и любви великой самоотверженной женщины, настоящей царицы степей – легендарной Томирис нашла отражение в отечественном фильме.

Главную роль в картине сыграла актриса Альмира Турсын, для которой фильм стал дебютом в мире кино. В эксклюзивном интервью порталу Ruh.kz актриса поделилась впечатлениями о своей героине, съемках в непогоду, жизни за кадром, а также о том, как роль в фильме «Томирис» повлияла на нее.

Ruh.kz: Альмира, ваши первые кастинги в кино были еще до фильма «Томирис», значит все-таки суждено было попасть на большие экраны?

Альмира Турсын: Да, мне довольно часто предлагали принять участие в видеороликах, сериалах, фильмах. Одним из первых приглашений было на кастинг фильма «Кочевник», тогда я была подростком, помню в то время прямо по дворам ходили и искали детей, молодежь.

Ruh.kz: А где-нибудь, в сокровенных уголках души, хотелось стать актрисой?

Альмира Турсын: Конечно... Это не было заветной мечтой, но было некое любопытство попробовать себя в качестве актрисы, в сфере кино.

6 (1).jpg

Ruh.kz: Вы же коуч, психолог, умеете работать с людьми, использовали свои навыки, чтобы создать атмосферу, подружиться со съёмочной группой?

Альмира Турсын: Знаете, специально я ничего не делала. Те познания в коучинге, психологии, которые я имею, органично стали частью моей жизни, образом мышления и поведения. Могу предположить, что это помогло мне наладить отношения и сдружиться с коллективом.

6 (2).jpg

Ruh.kz: Какая царица Томирис для вас? Вы очень много о ней изучили, во время подготовки к съемкам, какую Томирис Вы хотели показать зрителю?

Альмира Турсын: Спустя несколько недель после премьеры, я могу уверенно сказать, что я очень рада и счастлива, что исполнила эту роль, и мне удалось донести образ, который я хотела воплотить. Зрители восприняли ее именно так, как я это прочувствовала.

Если Вы посмотрите фильм, Вы без слов поймете, какой я представляю Томирис. Лучше один раз увидеть и прочувствовать, чем говорить.

Томирис в первую очередь, женщина, которая, может быть, хотела оставаться женой, матерью, заниматься семьей, благосостоянием своего народа. Но жизнь подвела ее к тому, что она вынуждена была стать сильной, храброй, смелой, защищать свой народ, и я считаю, она справилась с этим блестяще.

6 (4).jpg

Ruh.kz:  По сценарию фильма Вы говорили на древнетюркском. Это довольно сложный язык, который сейчас не услышишь. Какие были сложности? Как Вы говорили, пытались запомнить, использовали ассоциации, заучивали, либо пытались понять смысл? Может быть, что-то роднило с языком?

Альмира Турсын: Изначально, когда мы получали тексты, древнетюркский был настолько непонятен, что я даже не представляла, как буду учить огромные спитчи и диалоги. В английском языке есть выражение «practice makes perfect»: когда ты постоянно «в материале», шаг за шагом ты привыкаешь, и даже древнетюркский может стать почти родным.
Для заучивания текстов я использовала разные методы
: понимание глубинного смысла сцены, который необходимо передать, ассоциации слов и состояний, и конечно же, мне просто стоит поблагодарить Бога, что у меня хорошая память. Кусочками, частями, я старалась связывать слова с чувствами, и эти эмоции помогали мне транслировать речь. На счет произношения было сложнее. Даже если я знаю слова, помню, то произносить их и не запнуться было труднее. К счастью, это кино, и есть дубли, возможность что-то подправить. Бывали сложные дни, когда снимали крупные планы, и не все получалось, особенно первые дни. Я очень ответственно отношусь к работе, понимаю, что люди ждут пока у меня получится, это оказывало психологическое давление, даже вызывало стресс. Но мы справились.

Ruh.kz: Акан Сатаев говорил, что съемки исторической картины длились 93 дня. Вы жили между двух городов, съемки проходили в горах, много времени проводили в тренировочном лагере. Какие были сложности?

Альмира Турсын: Сложности были…


Если говорить про тренировки, то там сложно было буквально всё. Потому что я не привыкла к подобным физическим нагрузкам, хотя очень активно занимаюсь спортом, фитнесом, слежу за своим здоровьем и питанием. Нагрузки были в 4-5 раз интенсивнее. Мы делали то, что я никогда в своей жизни не делала ранее. Со временем привыкаешь, вырабатывается выносливость, даже появилась нужда в регулярных тренировках и нагрузках.
Что касается съемок, на площадке тоже возникали непредвиденные ситуации. В первую очередь непредсказуемые климатические условия

Мы вышли на съемки, погода ясная, а потом вдруг, в один момент дождь, причем степной настоящий ливень. Учитывая, что у нас были палатки, съемочная группа, костюмы, декорации - промокли до ниточки.
А однажды
в Чундже, с нами приключилась песчаная буря. Там земля очень сухая и потрескавшаяся, и когда поднимается сильный ветер, образуется песчаная буря. Мы ходили как «ежики в тумане». Должны были снимать массовые сцены, полдня отсняли, и потом просто сидели в палатках, потому что невозможно было даже глаза открыть. Но благодаря этим капризам природы, мы могли побыть вместе, поближе познакомиться, пообщаться. Я многих знала только по фильмам и видела на экране, поэтому для меня время этого общения было бесценно. К вечеру песчаная буря стихла, и мы досняли материалы.

Ruh.kz: Съемки проходили в живописных и сакральных местах Казахстана (Боровое, Чунджа, Капчагай), помогала ли природа перенестись на тысячелетия назад, представить как на этих землях жили наши предки, вжиться в образ?

Альмира Турсын: Да, конечно

Вся среда, весь окружающий мир, работали на то, чтобы создать эту уникальную атмосферу, и мы чувствовали это. Когда ты видишь потрясающую природу, бескрайнюю степь, тебя одевают в древние костюмы, дают коня, и ты просто мчишься в степь это непередаваемо! Даже если не брать во внимание те задачи, которые стояли перед нами во время съемок, по-человечески, это очень сильно вдохновляет, что-то внутри просыпается, свобода, древний дух, срабатывает генетическая память.

Даже кони чувствуют и меняются: после тренировок на конях в закрытой леваде, выходишь в степь и это уже совершенно другой конь.

В закрытом помещении конь спокоен, контролируем, в степи он - свободен, даже дышит по-другому, чувствуешь под собой его дыхание, оно такое глубокое, у него кровь закипает, и в какой-то момент даже становится страшно, потому что это животное. Мы замечали такое же в массовых сценах, во время битв, проскоков. Лошади перевоплощаются.

Ruh.kz: В процессе подготовки Вы учились стрелять из лука, ездить верхом, может быть, специально ставили голос? Одна из центральных сцен фильма - где Томирис выходит перед своим войском и произносит речь, как Вы к ней готовились?

Альмира Турсын: Да, у меня возникли некоторые проблемы: голос не был подготовлен для речей перед армией воинов. Я была на грани срыва голоса. Но у нас много профессиональных актеров, экспертов, которые мне помогали разными упражнениями, делились лайфхаками, мне заранее говорили о таких сценах. Рядом всегда стояла теплая водичка и молоко, потому что после нескольких дублей снова доходило до срыва. И мы чередовали такие съемки с более спокойными сценами, или мне ставили в день одну сцену, где нужно по максимуму задействовать голосовые связки.

Ruh.kz: Картина насыщена кадрами сражений, опасной езды верхом, делали все сами или привлекали дублеров?

Альмира Турсын: Я максимально сделала все сама, думаю, процентов на 90. Для дальнейшего постпродакшена намного удобнее, когда актриса сама в кадре, и по монтажу более комфортно.

Были, конечно, массовые проскоки, опасные трюки, которые мне не позволили сделать самой. Да и я сама не сделала бы, потому что это очень опасно, поэтому трюки выполняли каскадеры.

По словам режиссера, у нас одномоментно было 800 человек на съёмочной площадкеВ массовых сценах участвовало около 400 человек. Не просто людей, а всадников! Все на конях, экипированы, в военном обмундировании, и это поистине гигантские масштабы.

Был момент, когда мы снимали сцену, где я скачу вперед, а сзади орда направляется за мной: гул от топота копыт, клубы степной пыли непередаваемые ощущения.

Еще в числе наших всадников были кокпаристы, каскадеры, а у них кровь кипит, помню, один наш каскадер говорит: «Альмира, ты первая скачешь, тебе надо быстро мчаться, потому что, если у ребят кровь взыграет, их понесет, ты должна быть уже далеко впереди». И мне такого скакуна дали, альфа-самца. У него действительно прям кровь кипит, это неописуемые чувства, то что передается через экран, мы умножено десятикратно чувствовали на площадке, и адреналин, и взволнованность, атмосферу степи, свободы…

6 (8).jpg

Ruh.kz: Насколько сложно было снимать такие сцены?

Альмира Турсын: Коней не остановить. Это же знаете степь. У нас было много опасных моментов, когда кони падали, вместе с ними и люди, и это такой хаос. Есть даже моменты, трюки, которые были по-настоящему, и это было настолько эпично. Потому что мы иногда говорили вот этот трюк был так круто сделан, нам отвечали, что это не трюк, это было по-настоящему. И это настолько эффектно смотрится в кадре. Там все вперемешку, где-то трюк, где-то реально конь спотыкается падает, а это все уже в процессе съемок, камера работает. Были моменты, когда с первого дубля не удавалось снять, и мы столько людей туда-сюда, по этой степи и пыли гоняли.

Ruh.kz: Какая Ваша самая любимая сцена в фильме, которую Вы прожили, или которую хотите пересматривать?

Альмира Турсын: Я не стала бы выделять любимую, потому что каждую сцену я проживала и за кадром, и в кадре, каждая особенна по-своему и транслирует разные настроения. Но в целом, мне кажется, ключевой сценой фильма является мой спитч перед войском, во время похода на Кира.

Там скрыт основной посыл всего фильма любовь к Родине, самоотверженная служба своей земле, народу, где она призывает и говорит: «Эти земли, этот народ нам оставлены предками, и наша миссия - защитить и передать нашим потомкам!».

Ruh.kz: Вы почувствовали, что проснулись знаменитой после премьеры?

Альмира Турсын: Я почувствовала популярность немного раньше, когда объявили актерский состав фильма. Для меня это было неожиданно. Я уже знала, что меня утвердили, но что будет такой ажиотаж вокруг этого, для меня стало сюрпризом. Тогда я почувствовала, что-то поменялось в моем социальном восприятии.

После выхода фильма я больше нахожусь дома, с семьей, поэтому пока не чувствую особых изменений. К тому же, меня не так часто узнают, потому что в жизни я другая. Для меня это комплимент, значит мне удалось перевоплотиться. При этом я абстрагирована от своей героини, Томирис это отдельная личность, которая живет своей жизнью на экране.

Ruh.kz: В жизни Вы очень красивая, яркая девушка, но при этом Вам очень здорово удается держать баланс и сочетать яркость и скромность. Вы говорили про воспитание, что определенную роль в вашем становлении сыграла бабушка, как это отразилось на вас?

Альмира Турсын: Да, это связано с воспитанием. Меня воспитывали мама и бабушка, в детстве и до сих пор, они никогда не делали большой акцент на внешности

Мне всегда говорили, что самое важное, над чем стоит задумываться и работать это твой внутренний мир, характер, поведение, поэтому с детства я не придавала большого значения внешности. Для меня важно мое внутреннее состояние, поведение, мысли, отношение к людям.

А внешнее это то, что Богом мне дано, стараюсь бережно к этому относиться, холить и лелеять. В пределах разумного, конечно.

Ruh.kz: Во время одной из наших встреч мы заметили, что Вы большое внимание уделяете развитию своего сына. Насколько это важно для Вас, как Вы воспитываете его духовно, культурно?

Альмира Турсын: Да, у нас есть определенные принципы и направления, которые мы с супругом выделили для воспитания и развития нашего сына, а именно: духовно, культурно, интеллектуально, спортивно и социально. По этим направлениям, я по пунктам прописала, что я, как мама, или что мой супруг, как отец, должны делать, помогать и направлять нашего сына.

Что касается духовного, если говорить о Боге, о законах жизни, жизненных принципах, хотим мы этого или не хотим, верим или нет, они существуют, работают. Я всегда стараюсь объяснить сыну все это, показать на примере, помочь разобраться что такое хорошо, а что плохо.

Культурно - расширять кругозор посредством походов в театры, музеи, галереи, формировать правильное окружение.

Что касается передачи ему традиций и культуры предков, то для этого есть наше воспитание, мы его так или иначе транслируем, и у нас есть старшее поколение наши родители, поэтому он у нас такой «международный» мальчишка получается. У него дедушка одной национальности, бабушка другой, происходит слияние культур, своеобразная «Ассамблея народов мира» в одной семье. Поэтому он у нас очень многосторонний, включая и культурные, традиционные и национальные стороны. Я стараюсь прививать ему лучшее от всех.

6 (1).jpg

Ruh.kz: Он был с вами во время съемок, на съемочной площадке, расскажите об этом, как он реагировал на мир кино?

Альмира Турсын: Да, я его несколько раз брала с собой на съемки, чтобы он посмотрел чем мама занимается. Был такой интересный момент, он был помладше, и не понимал куда мама постоянно уезжает. Я решила ему показать видео со съемок и тренировок

Он был так удивлен, у него даже взгляд на меня поменялся и сказал: «Мама! Ты такая крутая!». Для него, как для мальчишки тот факт, что мама сражается, на коне скачет, был поразительным. Он смотрел на меня как на героя Марвела.

А однажды мы приехали с ним на съемки в Боровом. У меня был свободный от съемок день, и я посвятила его сыну, все показала, рассказала. Ему было любопытно и интересно, он начал имитировать какие-то диалоги в игре, помогал съемочной группе, я отвела его к режиссеру, операторам, актерам. Он был восхищен. Позже, на премьере он у меня спросил: «Мама, а почему я не снимался?». Но он был маленький, я не стала его этим утруждать.

Также он был поражен, когда узнал, что фильм будут показывать по всей стране. Он понимал, что мы снимаем фильм, но, когда он увидел афиши в кинотеатрах, что люди подходят, фотографируются, я почувствовала, как он гордится мной.

И этого того стоит: классное ощущение, когда твой ребенок тобой гордится.

Безусловно, для меня, как для мамы - это счастье!
Конечно
, проект повлиял на меня, привнес некоторые коррективы в мой образ жизни. Но в целом, я осталась той же.

Теперь сын стал чаще играть в войну, что не игра, то военная стратегия.  Помню, как он выстроил на весь зал стратегию из кубиков, которую я рассказывала в фильме, и говорит: вот это твое войско, вот это войско Кира, к слову, понял и выстроил он все правильно, забавно так было.

Ruh.kz: На съемочной площадке был голливудский актер, Вам удалось пообщаться?

Альмира Турсын: Голливудский актер Гассан Массуд, арабского происхождения, снимался в Голливуде, у Ридли Скотта, в «Пиратах Карибского моря», «Царство небесное», «Долина волков: Ирак», «Исход: Цари и боги» и др.

К сожалению, у нас не было общих съёмочных дней. Магия кино! Но мы познакомились на кинофестивале в Алматы, пообщались, поужинали, даже отметили наши дни рождения. У нас дни рождения с разницей в 1 день, у него 20, у меня 21 сентября. Это было довольно символично.

Ruh.kz: А Вы путешествуете по Казахстану?

Альмира Турсын: Прошлым летом я взяла себе на заметку, что мы с семьей много путешествуем по миру, но своих достопримечательностей не знаем. И сейчас я стала целенаправленно брать туры выходного дня, с экскурсоводом, с братишкой и сыночком выезжать на наши казахстанские места.

Совсем недавно ездили на Тургенский водопад, на Чарынский каньон не попали из-за погоды. Из состава экскурсии процентов 30 были только местные, остальные гости из России, Франции, Англии. Они летят за тридевять земель в наши края, чтобы посмотреть те места, которые многие местные не видели. И это стыдноВ школьное время нас много куда возили, но не было осознанного отношения, изучения этих мест. А сейчас будучи взрослым ощущаешь это совсем по-другому.

У нас ведь огромное количество красивых мест. Исторических, которые я считаю, что мы, как граждане, как дети нашего народа должны знать, рассказывать об этом будущему поколению.

Ruh.kz: Вы пока не планируете бурную актерскую деятельность, и хотели бы действительно достойного проекта?

Альмира Турсын: Конечно, но «с головой в омут уходить» не собираюсь.
Я
наблюдаю: у нас много проектов реализуют, но не каждый мне интересен. Поэтому, не торопясь рассматриваю сценарии, героев. Так или иначе киноиндустрия мне интересна. Я очень скучаю по съёмкам, по этой атмосфере. И мне хотелось бы еще сыграть, но буду избирательна.

Ruh.kz: А пожелания есть? Оставаться в этом амплуа, или наоборот, сыграть что-то современное, может быть фантастичное?

Альмира Турсын: Мне хотелось бы сыграть такую роль, которая разительно отличалась бы от меня самой и от моей героини Томирис. Может быть даже в лёгкой комедии, на уровне фильма «1+1», где есть глубокий смысл и качественный юмор. Возможно, пожелание амбициозно. В любом случае я открыта и рассматриваю разные жанры, чтобы испытать себя в другой роли, в новом амплуа. Историческое кино было вызовом для меня.

Ruh.kz: Вызов себе - это же тоже вопрос модернизации сознания? В Программе «Рухани Жаңғыру» говорится о сохранении своей культуры, собственного национального кода. И кинолента «Томирис» стала логическим продолжением Программы. Что Вы думаете по поводу модернизации сознания?

Альмира Турсын: В первую очередь нам, как стране нужно перестать пытаться производить на кого-то впечатление. Мне кажется, самый первый шаг к потере самосознания это попытка кому-то угодить, быть тем, кем ты не являешься. Надо заглянуть в себя, понять, чего человек хочет от жизни, насколько он счастлив, что ему нужно для счастья. Если это будет делать каждый, и это станет хорошей тенденцией, то мы станем счастливыми. Каждый станет заниматься тем, чем он хочет заниматься, жить, быть, выглядеть, как он считает нужным.

Мы хотим вернуться к истокам, понять наше происхождение, идентичность, изучать прошлое, делать что-то новое в будущем, и быть счастливыми в настоящем, я считаю вот она модернизация сознания

Это классное чувство. И каждый должен начинать с себя. Потому что в единичном эпизоде, если собрать счастье или не счастье каждого человека, все это сложить, суммарно поделить, вот оно счастье или не счастье всей страны. Из общего состояния каждого.

Отрадно, что у нас растет осознанность в обществе, это даже в некоторой степени стало модным трендом. Это культивирует в человеке осознанность, а счастье, оно начинается с осознанности, когда ты задаешь себе искренне вопрос: счастлив ли я? И что мне нужно для счастья. Это первые шаги для того, чтобы найти свой путь. Нет оптимального пути, готового плана, невозможно на государственном уровне сделать всех счастливыми. Поэтому надо заниматься саморазвитием.

Почему мне важна и интересна психология и коучинг? Потому что это кропотливая работа через сознание людей. Оно имеет свойство расти, меняться, в геометрической прогрессии. Потому что ты сделал одну женщину счастливой, она воспитает еще троих таких, своих детей, сделает мужа счастливым. Это такой «вирус» - «вирус счастья», который распространяется поэтому все надо начинать с себя, с семьи, друзей, с привычки позитивно мыслить

Ruh.kz: Спасибо большое за интервью! За искренность! За то, что подарили нам Вашу Томирис! Вы невероятная! До новых встреч!

Жанар Алкенова
Ruh.kz
фотографии: Д. Мурзабекова, А. Мухатов, из личного архива Альмиры Турсын