15 Апреля, 2019
​История в деталях

Скромная на первый взгляд выставка историко-краеведческого музея района Магжана Жумабаева предстает совершенно иначе, когда начинаешь узнавать историю ее экспонатов. В каждом из них – житейская мудрость кочевого народа, приметы времени, красота и величие степной культуры.


Более двух десятков предметов из фонда районного музея были привезены для выставки в областном музейном комплексе «Резиденция Абылай-хана». Это часть большого мероприятия «Қол өнер – сырлы өнер», организованного в рамках государственной программы «Рухани жаңғыру». В нем участвуют все районные музеи. Район Магжана Жумабаева первым начал этот культурный показ.



– Идея выставки – возрождение интереса к прошлому, – отметил заведующий научно-исследовательским отделом истории музейного комплекса «Резиденция Абылай-хана» Бауржан Жунусов. – В нашей области 14 районов, в каждом желательно иметь такой музей. Соответствующее поручение уже поступило от акима области. Это позволит по крупицам собирать наследие.



Историко-краеведческий музей района Магжана Жумабаева открылся в декабре 2011 года к 20-летию независимости Казах­стана. В музее 5 тематических залов: «История района с XVIII века до 1917 года», «История района в 1917–1991 годах», «Звезда поэзии – Магжан», «Зал Независимости», «Зал природы». На открытии выставки директор районного историко-краеведческого музея Серик Жумагулов пояснил, в чем особенность их музейного фонда:



– Наш край был ограничен в металле и камне, поэтому у нас много изделий из дерева. Но, к сожалению, деревянные изделия трудно сохранить. Большинство из них по 80–90 лет находились в домах в ненадлежащих условиях, поэтому они не всегда представлены в оригинальном виде. Но при этом они очень ценны с исторической точки зрения.



Район Магжана Жумабаева граничит с российскими регио­нами. Здесь всегда было немало переселенцев, что привело к определенному культурному симбиозу, обмену. Именно поэтому среди экспонатов можно встретить несвойственный для быта кочевников саквояж из дерева, деревянные жернова. Большую деревянную ступу келі-келсап в человеческий рост тоже можно назвать своего рода кочевницей – в район она попала с приехавшими из Узбекистана оралманами.



Музей представил экспонаты XIX–XX веков. Все вещи оригинальные, с историей, много лет использовались в казахских семьях, а затем были переданы в дар музею жителями района. В числе таковых, несомненно, большое деревянное блюдо – астау, сделанное из очень легкого дерева.



– Металла было мало, поэтому только богатые люди могли его себе позволить, да он и неудобен для кочевника. Это тяжелая вещь, она стучит, в движении создает лишний звук, а кочевник – охотник и воин, он должен быть беззвучным, не выдавать себя, – рассказал Бауржан Жунусов.



Представленное астау историки относят к XIX–XX вв., но говорят, что такую посуду казахи начали использовать намного раньше.



– Посуда из дерева экологически чистая и легкая, конкретно это блюдо сделано из цельного куска дерева, скорей всего, из липы. Почему она? Выбирали такое дерево, которое хорошо сохло, не лопалось. У нас нет берез такого большого диаметра, плюс у них мощная сердцевина. Есть ели, но они тяжелые, – пояснил экскурсовод. – Это не фабричное производство. В то время в ауле каждый мужчина должен был уметь многое: делать посуду, шить вещи, обувь, в которой, кстати, не использовали ни одного гвоздя. Пусть не было великих мастеров, но для жителей таких умений хватало, знания передавались из поколения в поколение.



Говоря о быте кочевого народа, Бауржан Набиевич упомянул об интересной традиции или, вернее сказать, процедуре. Как известно, астау использовали для подачи мяса. Бешбармак из казана выкладывали на блюдо, откуда его ели непосредственно руками. А после трапезы жирными руками… прохаживались по голенищам сапог, которые, кстати говоря, шились из натуральной кожи. Казалось бы, некрасиво? Зато полезно: так смазывали кожу на сапогах, они дольше служили, выглядели лучше.



XVIII и XIX века – это время присоединения Казахстана к России. В культуру кочевников начали проникать элементы земледелия, традиционный образ жизни казахов был нарушен.



– В XIX веке мало кто из казахов был земледельцем, более того, это считалось неприемлемым. Только на юге наши предки, которые жили на Шелковом пути, земледелием прокармливались. А вот в северных районах сложилось иначе. Человек, занявшийся земледелием, был оторван от рода, терял свой социум, – пояснил сотрудник музея. – Когда после реформы территория Казахстана была поделена на уезды, губернии, волости, кочевать стало тяжело. Это могли себе позволить только очень-очень богатые люди, потому что у родственников землю собирали, получался маршрут для кочевки. Остальные оставались не у дел. Раз скота в большом количестве не было, то переходили на земледелие. Выращивали зерно, ячмень, просо, полбу, которые требовали первичной обработки. Так в аулах появились жернова, мельницы.



Эти свидетельства изменений в хозяйстве казахов тоже представлены в экспозиции районного музея. Ручные деревянные жернова – қол диірмен – выполнены предположительно из твердой березы, на их внутренние части набиты зубья из металла. Эти насечки – новшество для того времени. Внутрь засыпали зерна, крутили и так получали муку грубого помола.



Понятно, что мешками не заготавливали, сегодня надо – насыпали и намололи, невозможно было хранить много. Такая вещь была не у всех, но так как все были родственниками, то приходили и пользовались, – рассказывает Бауржан Набиевич. – А вот емкость для приготовления кумыса – күбі – находилась в каждом доме. С традиционным напитком казахи, можно сказать, принимали витамины, ведь в молоке аккумулировалась польза степных трав. Это было лучшей профилактикой бруцеллеза и туберкулеза.



С күбі тоже связана интерес­ная история. Традиционный черный налет на стенках такой посуды служил не свидетельством ненадлежащего ухода, а как раз наоборот – показателем ее чистоты и безопасности. Поскольку по понятным причинам мыть сосуд постоянно возможности не было, его обрабатывали дымом в качестве антисептика и специальными травами. Поэтому края и боковины емкости становились черными. Этим же, кстати, объясняется тот самый неповторимый специфический привкус кумыса, который не встретишь в современном напитке промышленного производства, несмотря на все ухищрения технологов.



Деревянные ведра, привезенные районным музеем, – это уже «привет» от переселенцев. Традиционно у казахов емкости из кожи, они удобны: пустые можно было скрутить, наполненные – повесить на круп лошади, чтобы не мешали при движении, – пояс­нил Бауржан Набиевич, демонстрируя сувенирный торсық.



Делали такие сосуды из желудка коров или баранов. Для начала их хорошо промывали, а затем, как можно догадаться, основательно коптили. После обработки «материал» становился прочным, и в нем спокойно можно было хранить и, разумеется, транспортировать любые продукты, в особенности скоропортящиеся. Свойства поверхности желудка уникальные – это кочевники заметили много веков назад. Например, сливочное масло может храниться в промытом желудке коровы несколько лет (!), оно не закисает, желудок выполняет роль холодильника. Кстати, и сегодня во многих аулах сохранилась эта традиция – хранить масло в коровьем желудке, причем такое масло считается особенно вкусным и полезным.



Исключительно практичными были и другие вещи, использовавшиеся в повседневной жизни казахов. Убедиться в этом можно на примере детской кроватки. Благодаря отверстию и специальной трубочке, которыми была снабжена люлька, дети могли легко обходиться без подгузников и многочисленных пеленок.



В экспозиции можно увидеть детские ботиночки из кожи, национальные наряды казахов, камчу, сундук, кобыз, домбру и другие экспонаты. Как отмечают в музее, выставка вызвала большой интерес у североказахстанцев. Впрочем, ее посетили и немало гостей из других регионов и даже стран.



Назгуль Испанова, Петропавловск.



kazpravda.kz


автор