21 Января, 2020
Из воспоминаний невестки Абая Камалии (II часть)

В этом отрывке рассказывается о том, как Абай относился к сиротам, вдовам, на что мог рассердиться, о внедрении новшеств, о поддержке искусства, о его умении помочь словом, советом.

Те, кто читал о жизни Абая, знают, что прадед Абая Ыргызбай был одним из четырёх братьев (Ыргызбай, Котибак, Топай, Торгай). На одном из собраний (в бытность отца) один из джигитов Ыргызбая Скас сказал, что у Ыргызбая было пять часов, у Котибака - пара часов, у Топая одни часы, а у Торгая их нет. Дело в том, что только у одного старшины Торгая не было часов. Видимо, это было сказано, чтобы принизить Амре и Кенжекула, джигитов Торгая, которые были активными и принимали участие в принимаемых народом решениях. На следующий день Амре и Кенжекул послали человека в Семей, который привёз двое часов. Если люди, с одной стороны, принимали все новое с радостью, то с другой стороны, считали для себя унизительным не иметь у себя в доме то, что есть у других. Так получил широкое применение и тарантас. Отец с давних времен ездил на повозке-арбе. И жёны тоже предпочитали арбу. Видя это и другие жёны, у кого была возможность заказать, стали передвигаться на арбе. Посуду стали убирать в шкафы, где она стояла в чистоте, а не как раньше под кроватью или в нише.

Отец очень сильно помогал вдовам и сиротам. Однажды пришла женщина по имени Матибала. Сев напротив отца со слезами на глазах, всхлипывая, она сказала: «Год как умер мой муж. Мне 23 года. Есть единственный сын. Родственники мужа не дают покоя, говоря, чтобы за одного из них вышла замуж по закону аменгерства. Замуж я не пойду, защитите меня. Не дайте стать объектом обсуждения. Агажан, с просьбой пришла к Вам», - и вновь залилась слезами. Отец смотрел на неё широко раскрытыми глазами. Через некоторое время попросил воды, чтобы женщина умылась, и кумыса. Женщина эта была вдовой человека по имени Битимбай из рода Топай. Отец написал письмо старейшинам этого рода и отдал ей со словами: «Теперь никто не тронет, возвращайся домой, расти и воспитывай сына, занимайся хозяйством». Женщина, обрадовавшись, попрощалась. 

Родственник отца со стороны деда по имени Темирхалы закрыл в темном доме вдову Акбордак, пытаясь силой на ней жениться. Женщина сбежала оттуда и пришла к отцу. Получила свободу. Акбордак была дочерью бедняка по имени Адилка из рода Мамай. Отец, по просьбе женщины, приказал доставить её к отцу со всем скарбом.

Я всего один раз видела отца рассерженным. Это было так: друг отца обычный рассказчик сказок Баймагамбет женился на дочери Солтанбека Тилебалды. Они были соседями с отцом. Зимой вечером отец читал книгу. Мы слушали. С громкими криками, лицо в крови: «Убил, убил, убил», - вбежала и упала жена Баймагамбета. Смотрим, ножом нанесены удары в шею и в бок. Сразу же оказали помощь, перевязали. Отец стал бледным, еле сдерживая гнев. Посмотрел на Сейткана и приказал сейчас же найти и доставить Баймагамбета. Баймагамбет был доставлен. На него надели оковы и закрыли. В ту ночь он ни с кем не разговаривал, продолжил чтение книги.

Отец очень любил интересные весёлые шутки. Наверное, не было в наше время среди известных в народе певцов, куйши того, кто не показал бы своё искусство перед отцом. До сих пор помню, из Каркаралы приехал певец Маукай. Он был не только певцом, но и хорошим артистом. Дом, в котором был Маукай, становился местом большого пира и веселья. Маукай пробыл год. Одарен был множеством подарков. Из наших мест Мукаметжан из Майкена (певец), Мука из Алимкана (куйши), Агашаяк (мастер смешить, танцор), а также Киясбай (сыбызгы) приходили часто к отцу и показывали свое искусство. После того, как послушает песню, он высказывал свое мнение о песне, о певце. Поэтому и певцы спрашивали о недостатках и поправляли их.


Сам отец не умел ни петь, не играть на домбре или скрипке. Но сам сочинял песни. Один из певцов, который способствовал широкому распространению песен отца – Мукаметжан.