26 Августа, 2019
Поэма «Калкаман – Мамыр» обрела второе дыхание

Большую часть своей жизни Кабдылкаир Кабдылашимович Кудайбергенов занимается исследованием фольклора и проблем истории казахской литературы. И можно сказать вполне успешно. Его труды не остались незамеченными. Он является членом Союза журналистов Казахстана, лауреатом премий имени Павла Бажова, Забера Баянова, Президентского фонда по развитию государственного языка и акима Восточно-Казахстанской области.

В свое время мой собеседник работал корреспондентом, заведующим отделом, заместителем редактора газет Зыряновского, Уланского и Самарского районов, специальным корреспондентом, заместителем главного редактора областной газеты «Рудный Алтай».

Ruh.kz: Откуда Вы родом? Чем занималась Ваша семья?

Кабдылкаир Кудайбергенов: Родился я в 1957 году, в поселке Белая гора, что находится на Востоке страны. Раньше там был рудник, однако, перестройка и приход рыночных отношений сыграли свою роль, его закрыли. Что касается моего отца, то он трудился в механическом цехе, работал кузнецом. Мать же поначалу сидела дома – восемь детей, а когда мы подросли, тогда вышла на работу (на обогатительную фабрику).

Ruh.kz: Когда к Вам пришел интерес к писательской деятельности?

Кабдылкаир Кудайбергенов: Зная о моей любви к казахскому культурному наследию, мама перед смертью передала мне самодельную дедушкину домбру, а также выкованные отцом стремена и большой фолиант – «Батырлар жыры» 60-х годов издания. Быть может, именно тогда во мне «проснулся» юный этнограф, но верх все-таки одержала тяга к казахской, а со временем и русской литературе. Уже в шесть лет знал наизусть героические поэмы, нараспев исполнял их перед соседями-аксакалами и байбише. И еще быть может, что все это привело меня в 21 год отроду в журналистику. 

22.jpg

Ruh.kz: Что для Вас значит газета?

Кабдылкаир Кудайбергенов: Газетной работе отдал без малого 40 лет. Начинал корреспондентом в заводской многотиражке в Усть-Каменогорске. Затем были районные газеты, собкорство в областной, потом непосредственно в самом «Рудном Алтае». Что интересно, а может быть и нет, но на журналиста я не учился. Я – языковед-лингвист. Владею русским и казахским литературными языками. Практику газетную перенял у дорогих своих наставников. Как говорят, мне везло на прекрасных учителей. Но все они предупреждали меня, что газета – это и призвание, и тяжелый труд. Это так… Все равно, что «иголкой колодец рыть».

Ruh.kz: При газете «Рудный Алтай» есть собственный музей. Как Вы решили его создать?

Кабдылкаир Кудайбергенов: Восточно-Казахстанской областной газете «Рудный Алтай» более 100 лет. Издание имеет богатую историю, поэтому мне захотелось сохранить ценные «артефакты» и передать их будущему поколению. Надеюсь, что у меня получилось внести свою лепту.

«Калкаман – Мамыр»

20190823_171002.jpg

В советское время имя великого казахского поэта, писателя, философа и композитора Шакарима Кудайбердиева боялись произносить вслух. Книги его не переиздавались, а тексты хранили в памяти только сказители…

Ruh.kz: Вы перевели несколько вариантов поэмы «Калкаман – Мамыр». Расскажите об этом.

Кабдылкаир Кудайбергенов: Лиро-эпическую поэму Шакарима Кудайбердиева «Калкаман-Мамыр» я впервые услышал и записал из уст жителя Уланского района Восточно-Казахстанской области, 70-летнего сказителя Толеухана Абитулы еще в 1976 году. Аксакал наизусть и нараспев прочитал мне тогда все 96 строф этого дастана, повествующего о захватывающей, трогательной и вместе с тем глубоко трагичной истории любви двух молодых сердец, ставших жертвой жестоких законов патриархальной старины. Вся вина и беда юноши Калкамана и девушки Мамыр заключались в том, что оба они, ослепленные любовью, но в то же время находясь между собой в отдаленном непрямом родстве (в седьмом колене), осмелились стать мужем и женой, тайком покинув родительский дом. Но вольность эту им не простили... А развертывается драма на фоне грозного нашествия джунгарских захватчиков на казахские земли в ХVIII веке.

Позднее эту же поэму напели мне еще двое – ровесник и односельчанин Толеухана Ажибек Шегиров, а также молодой жырау из села Бельтерек Чарского района тогдашней Семипалатинской области Аманжол Сылдырбаев. Оказалось, что старшие по возрасту сказители еще в детстве выучили «Калкаман-Мамыр» по книге дастанов, выпущенной Казанской типографией на основе арабской графики еще до Октябрьской революции 1917 года. Аманжол же запомнил поэму, слушая ее из уст других певцов старого времени, также знавших это произведение наизусть. В советскую же эпоху, в силу известных гонений на Шакарима, как на «врага народа», обернувшихся в конце концов его гибелью, «Калкаман-Мамыр» (впрочем, как и остальные творения поэта) не издавался вовсе. Более того, был под запретом и хранился только в устном виде в памяти народа. И только на заре Независимости, с обретением Казахстаном долгожданного суверенитета, автор был посмертно реабилитирован, а его произведениям наконец был дан «зеленый свет». И вот тут-то выяснилось, какую громадную роль в спасении чуть было не исчезнувшей поэмы сыграли наши сказители! А в том числе и два вышеназванных таинтинских аксакала, записанное от которых поэтическое произведение я сдал в 1977 году в архив Института литературы и искусства имени Мухтара Ауэзова в Алматы и затем, спустя три с половиной десятка лет‚ попытался сделать художественный его перевод на русский язык. Древняя быль о трагической любви Калкамана и Мамыр, думаю, не оставит равнодушным любого читателя.

– Как говорила преподаватель Восточно-Казахстанского государственного университета имени Сарсена Аманжолова, величайший знаток казахской литературы Инна Сергеевна Соколовская «Шакарим никогда не был врагом народа, как пытались преподнести его в годы сталинских репрессий власть предержащие. К счастью, человек оправдан. И это не могло не произойти», – вспоминает слова наставника Кабдылкаир Кудайбергенов.

Потомки и поклонники творчества Шакарима, а прежде всего – бессмертные его произведения вернули, подняли имя величайшего мастера слова почти что из небытия. Подняли на такую высоту, с которой оно, это имя, и должно звучать, блистать, светить, излучая вокруг тепло и добро.


 

Малика Галиева
Ruh.kz
из открытых источников