31 Января, 2019
Удивительное явление

В казахском коневодстве сохранилось устойчивое выражение «три вороных Бошая». Такого уважения заслужили Куланкара, Буланкара и Желмая, завоевавшие в 70-х годах прошлого века всевозмозможные награды


В то время, когда еще великий писатель Габит Мусрепов не написал свое знаменитое произведение «Бошайдың үш қарасы», в степи гремела слава скакунов, открытых Бошаем Китапбаевым. На центральном ипподроме Алма-Аты летом 1970 года проходило празднование 50-летия Казахской ССР. На это мероприятие прибыл сам маршал Семен Михайлович Буденный. Он не только наблюдал, но и судил конные скачки.



На алма-атинском ипподроме кроме скачек проходили и казахские национальные игры. На скачках должны были участвовать по одному скакуну с каждой области. В день скачек в Алма-Ате было душно, стояла жаркая, знойная погода. По неписаным законам коневодства Бошай Китапбаев хорошо знал, что за семь-восемь часов до начала скачек нужно прекратить давать коням корм и воду.



И все же, тренеру Кожамсеиту Асантаеву поручил дать перед самыми скачками коню ведро воды. «во время байги Куланкара дважды убегал с круга, не вписываясь в поворот. Юному наезднику, одиннадцатилетнему Валере Мартину, было сложно удержать на дорожке круга разгоряченного могучего скакуна, которому становилось тесно на ограниченном двухкилометровом пространстве. Но оба раза опытному тренеру К. Асантаеву, хорошо знавшему непростой норов лошади, удавалось вернуть ее на дистанцию. И Куланкара бросался догонять ушедших вперед соперников. Завершил байгу он первым, опередив некоторых участников на целый круг», – пишет М. Китапбаев. Об этой скачке газета «Правда» в спортивной рубрике опубликовала статью «С ветром споря».



В ней очень красочно описана воля и рвение к победе маленького наездника Валерия Мартина. А в 1971 году в Семипалатинской области состоялись конные состязания, посвященные 125-летию великого Абая, где Куланкара участвовал на 20-ти километровой дистанции.     Этим состязаниям был посвящен очерк Габита Мусрепова, в котором классик казахской литературы отметил довольно неожиданную реакцию болельщиков на итоги аламан-байги: «После завершения 30-километровой байги собравшиеся зрители стали шуметь, мол, занявшая первое место лошадь бежала только последние километры дистанции, ее тайком выпустили на беговой круг, когда скачка близилась к завершению.



На следующий день поползли слухи уже о двух подставных лошадях. Одного из них Буланкара обошел, едва не опередив и второго. Возможно, нашелся человек, который проверил эти подозрения и докопался до сути. Если никто не проверял, тогда трудно избавиться от мысли о неполноценности победы». По словам некоторых очевидцев, недовольство искушенной публики и сомнения в честной борьбе были вызваны бодрым видом лошади-победительницы на церемонии награждения призеров аламан-байги. После тяжелого и изнурительного марафона эта лошадь совсем не выглядела утомленной.



Но на юбилее Жамбыла Жабаева Куланкара не смог участвовать из-за хромоты. Куланкара со старта байги, закусив удила, в прямом и переносном смысле слова, рвался вперед, и наездник ничего не мог с этим поделать. Огромная сила, которой наделила его природа, получала выход на дистанции, и экономить её ему не было необходимости. Это была манера скачки Куланкары. Это удивительное явление воспел известный поэт Какимбек Салыков: «Құланқара жас құландай желігіп, Топты көрсе, дара кеткен бөлініп. Атқан оқтай ағындаса жануар, Қылаң қағар Құлагердей керіліп».



Заңғар КӘРІМХАН 


автор