Выбор редакцииИнтервьюНовости

Дети войны: о реабилитации вернувшихся из Сирии женщин и детей рассказала эксперт

По сообщению государственного советника Республики Казахстан Ерлана Карина в интервью американскому исследовательскому центру «Jamestown Foundation» с 2018 года в рамках спецоперации «Жусан» и через другие каналы c Ближнего Востока несколькими этапами эвакуировано 742 человека, в том числе 189 женщин и 516 детей.

Эксперт-психолог МИОР РК, международный эксперт ООН (Центрально – Азиатского региона) по вопросам профилирования группы «риска», подполковник КНБ в отставке Лола Шакимова в интервью СМИ рассказывает о том, как проводилась реабилитационная работа с женщинами и детьми, которые были возвращены из зон террористической активности, и каким образом идет их «возвращение к нормальной жизни».

Лола Сергеевна, как нам известно, вы работали с женщинами и детьми, которые вернулись из Сирии в рамках спецоперации «Жусан». Расскажите, как идет процесс реабилитации, адаптации и социализации?

В рамках проведенной нашим государством спецоперации «Жусан», мне довелось принять участие в реабилитационной работе с прибывшими из зоны террористической активности женщинами и детьми, с которыми и по настоящее время мы проводим психокоррекционную работу.

Говоря о женщинах, которые прибыли из зоны террористической активности, можно сказать что они сразу разделились на две категории. Эта женщины экстраверты и интроверты. Экстраверты – это женщины открытые, коммуникабельные, общительные, которые открыто выражают свои эмоции, внутренние переживания. С женщинами экстравертами процесс реабилитации проходил успешнее по сравнению с женщинами интровертами. Женщины интроверты более скрытные, более закрытые в коммуникации, избирательные, дифференцированные. Они не всегда рассказывали о своих внутренних переживаниях, ощущениях при воспоминании войны, они начинали плакать. Таким женщинам нужен более длительный процесс реабилитации. Учёные, которые занимаются непосредственно вопросами изучения людей, прибывших из мест в которых была война, утверждают, что успешный процесс реабилитации у таких людей занимает три-пять лет.

Учитывая то, что в 2020-м году началась пандемия COVID-19, соответственно нам приходилось жить и работать в условиях строгой изоляции, нам не всегда удавалось лично контактировать с прибывшими женщинами. Однако мы все равно находили выход из этих ситуаций, мы организовывали занятия и индивидуальные консультации, в режиме онлайн, через интернет, через социальные сети мы выходили с ними на контакт, беседовали с ними проводили занятия по детской психологии, по разрешению конфликтных ситуаций, потому как можно адаптироваться в условиях современного общества. То есть отвечали на все актуальные вопросы, касающиеся психологических проблем, которые у них возникали, в основном это были проблемы взаимоотношений в обществе, какие-то личностные конфликты и т.д.

В последнее время довольно актуальным стал термин «дети войны». Расскажите об этом подробнее и про реабилитационную работу, проводимую с детьми?

В действительности дети войны для нас это было что-то новое, проблематичное, потому что мы в Казахстане никогда не сталкивались с такой проблемой. Дело в том, что дети войны это дети специфичные, это дети особенные, во-первых с раненной психикой, очень чувствительные, дети которые познали на себе психологическую травму которое видели насилие, жестокость, агрессию. На их глазах совершались казни, убивали людей, до сих пор у некоторых детей присутствуют страхи от сильного шума, от сильного стука, увидев самолет на небе, когда мы были в оздоровительном лагере на берегу Каспия в лагере «Фламинго» дети разбегались в разные стороны, потому что самолет для них ассоциировался именно с бомбардировкой, с насилием, с жестокостью, с агрессией.

Процессу психокоррекции дети поддавались довольно легко и быстро потому что, у детей психика очень пластичная, и такие дети очень чувствительны и они быстро переключаются с одного раздражителя на другой. Но, когда присутствует положительный, позитивный образ, когда детей окружают любовью, заботой, вниманием, дети очень быстро переключаются на положительные эмоции, и уже к концу реабилитации в оздоровительном лагере мы заметили, как изменились лица детей. В глазах детей появился блеск, в глазах появилась надежда, любовь. Мы видели, как они нас встречали, бежали на встречу, они обнимали психологов, преподавателей, теологов, которые непосредственно занимались с женщинами и детьми, возвращенными из зоны террористической активности.

Видеть в глазах детей радость, это большое счастье, это была самая большая награда для нас, то что дети были нам очень благодарны, за то, что мы приложили в действительности столько усилий, столько внимания этим детям чтобы, вернуть их в нормальное детство. Потому что некоторые из детишек даже не знали, что такое игрушка, ни разу в жизни не пробовали на вкус бананов, мандаринов. Не видели даже шоколада, в первый раз попробовали натуральные соки, которые, казалось бы, продаются в каждом магазине.

Прибыв на Родину, теперь каждый ребенок может позволить себе пить эти соки хоть каждый день. Теперь, Вы понимаете, чего были лишены наши детишки, можно сказать что они были лишены самого главного – детства. И, знаете? Когда они начали получать эту заботу, внимание с нашей стороны, со стороны внешнего окружении, со стороны в первую очередь нашего государства, они вернулись в свое нормальное русло, счастливое детство. Как я и сказала ранее, для нас это было самая лучшая награда.

Вы все еще работаете с детьми? Контактируете?  

Да, есть такие дети, которые очень нуждались в психотерапевтической, психиатрической помощи, которые пребывали в таком пограничном состоянии, которое присутствует до сих пор и выражается в фобии. Поэтому таких детей мы направляли медицинским психологам, психиатрам, психотерапевтам и невропатологам, так как была необходима не только психотерапевтическая помощь, но еще медикаментозное лечение.

Но другие дети, которые очень быстро ресоциолизировались, адаптировались в условиях нашего современного общества, мы радуемся их успехам. Они прекрасно играют на музыкальных инструментах, очень красиво рисуют на бумаге все что они видят в свое восприятия, свои ощущения. Они красиво поют, танцуют, то есть очень одаренные дети, встречаются среди детей войны. Они прекрасно учатся в школе, у них идет хороший процесс адаптации со сверстниками. Поэтому и мы тоже радуемся их успехам.

Лола Сергеевна, расскажите кого реабилитировать сложнее ребёнка или женщину?

Конечно же намного легче ребёнка, потому что как я и говорила у детей более пластичная психика и у детей нет такого богатого жизненного опыта, как у взрослого человека, поэтому в данной ситуации действительности психологические технологии, которые применяют специалисты психологии, социологии, социальные работники педагоги в том числе технологии которые сейчас применяются по отношению к детям, позволяет им довольно очень успешно адаптироваться, но мы не можем окончательно сказать что все эти воспоминания о детстве, которые были связано с войной мы можем полностью сублимировать и подавить. Но мы можем непосредственно их переключить на другие положительные позитивные раздражители что очень необходимо детям, учитывая гибкость их психической деятельности.

Можете рассказать скажем так об «успешных» кейсах дерадикализации?

Касательно успешных кейсов дерадикализации или адаптации, я могу сказать, что многие женщины прекрасно себя чувствует в реальности сегодняшнего дня. Например, в западной части Казахстана девушка, прибывшая в рамках спец операции «Жусан» открыла в городе кафе арабской кухни, которое между прочим пользуется среди жителей данного города очень большой популярностью. Эта девушка успешно занимается бизнесом, предпринимательской деятельностью, воспитывают детей в гармонии в соответствии с традиционными ценностями нашего общества. Другая девушка с Алматинской области открыла косметологический салон, ездит на комфортабельном автомобиле, вышла замуж, родила детей.

Скажем так, они живут нормальной полноценной, насыщенной жизнью. И очень приятно смотреть на таких женщин. Во-первых, это результат нашего общего труда – теологов, имамов, религиоведов, психологов, которые каждого из них вложили какую-то свою определенную лепту для того чтобы эти женщины опять вернулись в нормальные условия жизни нашего современного общества.

ruh.kz

Редакция портала Ruh.kz

Еще материалы

Back to top button